Австрия Болгария Великобритания Германия Испания Италия Канада Кипр Латвия Литва Нидерланды США Финляндия Франция Хорватия Черногория Чехия Эстония

Справочник организаций

Доска объявлений

АфишаЗнакомстваНедвижимостьРабота на Западе

Личный кабинет

E-mail:

Пароль:

Войти

Регистрация

02 июля 2017

Русские бомжи во Франции

В то время как тысячи наших соотечественников годами размышляют над вопросом «Валить или не валить?», изучают эмиграционные программы, задают наивные вопросы "Куда эмигрировать проще всего?", стонут над недвижимостью и находят множество отмазок, чтобы остаться дома, существуют другие эмигранты. Повторять их опыт не стоит. Но полезно ознакомиться, чтобы просто понять: есть люди, которые просто уезжают в Европу и живут там годами. Без денег, документов и планов. Эмиграция – это не просто, а очень просто.

История первая. Парижский клошар.

В самом центре Парижа, недалеко от знаменитого «Мулен Руж», в тени бульвара сидят два французских клошара. Классические такие попрошайки средней неухоженности. Прошел мимо них, по привычке не обернувшись на их слезливый спич типа «мсье, же не манж па сес жур». И вдруг услышал отборный русский мат сзади себя. Оборачиваюсь, спрашиваю:

- Вы что, русские?

- Это я русский, а мой приятель – поляк.

Разговорились. История первого русского бомжа была удивительной для законопослушного туриста.

В середине девяностых он был инженером какого-то НИИ из глухой российской провинции. Работы не было. И тут знакомый предложил поехать в Великобританию, подработать. Получил рабочую визу и рванул в Туманный Альбион.  Контракт был временным и скоро истек, а уезжать в беспросветный райцентр в Центральной России уже не хотелось. Привык к комфорту, действительно вежливым людям… Короче, выбросил он свой паспорт гражданина РФ и остался в Англии.

Поселился на окраине Лондона вместе со сквоттерами – с теми, кто захватывает пустующие здания и там живет. Такой вид коммуны для БОМЖей по-европейски.

«В те времена  бомжевать в Лондоне было одним удовольствием. В доме нашем даже электричество было. Питались в столовках для нищих, на всяких благотворительных обедах при церквях. Ну и милостыню просили. Туристы хорошо подавали»,- говорит русский БОМЖ с легким французским акцентом.

«Но лет 10 назад халява закончилась. Начались полицейские рейды по сквотам, попался и я. Полицейским наплел, что из Польши – ну нас и депортировали на континент. Добрались до Парижа. Тут лучше.  Нашли сквот, вписались. Даже подругу себе нашел, француженку. Иногда живем вместе. Она бы, пожалуй, и замуж вышла бы. Только я привык к свободной жизни.

Полицейские нас не трогают. Они тут во Франции пофигисты. Если ничего не нарушаешь, не воруешь, то и живи хоть всю оставшуюся жизнь. Подают милостыню французы не очень, но туристы нас любят. Мы у них – классические парижские клошары. По-французски говорю почти без акцента. Климат приятный. Кормят хорошо. Что нужно еще человеку для счастья?».

История вторая. Псих из Москвы.

Второй БОМЖ сам подошел ко мне на вокзале одного провинциального городка, услышав русскую речь. Помятый, но прилично одетый мужичок поведал свою историю, как остаться во Франции, даже если ты там никому не нужен.

Сам он из Москвы. Частенько бухал, потерял работу, поссорился на этой теме с женой и она его бросила. Мужик принял хорошенько на грудь в память о своем несостоявшемся семейном благополучии, пошел по столице гулять. Разумеется, тут его и забрала московская полиция, широко известная своим деликатным подходом к задержанным. Отлупили в отделении полиции резиновыми дубинками и служебными ботинками. И тогда москвич обиделся на весь белый свет, решил уехать, куда глаза глядят. Не забыв при этом зафиксировать побои у медиков.

На последние деньги купил путевку во Францию и пошел подаваться на политическое убежище. Предоставил в качестве аргумента справку о побоях. А политбеженцам дают жилье, обеспечивают талонами на питание, какое-то медицинское обслуживание даже есть. Жил так он припеваючи почти год. Но затем праздник жизни закончился: страшный OFPRA (офис по делам беженцев) признал, что нет у мужика оснований для получения статуса политического эмигранта. И говорят чиновники: «Оревуар, мсье!».

А москвич, не долго думая, пошел к психиатру. Говорит: «Я боюсь возвращаться в Москву! У меня фобии развились. Мне по ночам снятся кровавые российские полицейские, которые меня убивают!». Врач-француз пришел к выводу, что ситуация тяжелая, в таком состоянии нельзя депортировать, помереть может по дороге. Надо вначале вылечить заболевание. И оставил его на несколько месяцев во Франции, прописав антидепрессанты. Мужик регулярно ходит к психиатру и все время говорит о жутких московских полицейских, являющихся к нему по ночам. И ему снова и снова отодвигают дату предполагаемой депортации. Когда мы с ним встретились, шел уже третий год жизни во Франции.

Москвич живет в каком-то заброшенном доме, получает от «Красного Креста» продуктовые наборы. Медитирует на природе в полной гармонии с самим собой. Если выдержит протянуть волынку 5 лет, то сможет получить гражданство Французской Республики. И тогда-то он окончательно обретет спокойствие. А пока путешествует по стране, отдыхая от трудов праведных. Водку пить он бросил. Перешел исключительно на вино, которым его снабжают сердобольные французы.

Возвращаться домой ни первый, ни второй не собираются. Оба уверены: лучше быть бомжом во Франции, чем работающим в России. 

Еще статьи по теме эмиграции в Европу:

Москва-Хельсинки за 25 евро

Дети российских правителей уже давно обосновались на Западе


Перейти » Все новости




Комментарии


Имя автора: Вероника | Дата отзыва: 2017-07-05

Понятно, бомжевать - удовольствие на любителя. Но. Что-то даже задумалась над выводом...




Оставить комментарий о статье

Введите ваше имя:

Введите текст отзыва: